Наши конференции

В данной секции Вы можете ознакомиться с материалами наших конференций

VII МНПК "АЛЬЯНС НАУК: ученый - ученому"

IV МНПК "КАЧЕСТВО ЭКОНОМИЧЕСКОГО РАЗВИТИЯ: глобальные и локальные аспекты"

IV МНПК "Проблемы и пути совершенствования экономического механизма предпринимательской деятельности"

I МНПК «Финансовый механизм решения глобальных проблем: предотвращение экономических кризисов»

VII НПК "Спецпроект: анализ научных исследований"

III МНПК молодых ученых и студентов "Стратегия экономического развития стран в условиях глобализации"(17-18 февраля 2012г.)

Региональный научный семинар "Бизнес-планы проектов инвестиционного развития Днепропетровщины в ходе подготовки Евро-2012" (17 апреля 2012г.)

II Всеукраинская НПК "Актуальные проблемы преподавания иностранных языков для профессионального общения" (6-7 апреля 2012г.)

МС НПК "Инновационное развитие государства: проблемы и перспективы глазам молодых ученых" (5-6 апреля 2012г.)

I Международная научно-практическая Интернет-конференция «Актуальные вопросы повышения конкурентоспособности государства, бизнеса и образования в современных экономических условиях»(Полтава, 14?15 февраля 2013г.)

I Международная научно-практическая конференция «Лингвокогнитология и языковые структуры» (Днепропетровск, 14-15 февраля 2013г.)

Региональная научно-методическая конференция для студентов, аспирантов, молодых учёных «Язык и мир: современные тенденции преподавания иностранных языков в высшей школе» (Днепродзержинск, 20-21 февраля 2013г.)

IV Международная научно-практическая конференция молодых ученых и студентов «Стратегия экономического развития стран в условиях глобализации» (Днепропетровск, 15-16 марта 2013г.)

VIII Международная научно-практическая Интернет-конференция «Альянс наук: ученый – ученому» (28–29 марта 2013г.)

Региональная студенческая научно-практическая конференция «Актуальные исследования в сфере социально-экономических, технических и естественных наук и новейших технологий» (Днепропетровск, 4?5 апреля 2013г.)

V Международная научно-практическая конференция «Проблемы и пути совершенствования экономического механизма предпринимательской деятельности» (Желтые Воды, 4?5 апреля 2013г.)

Всеукраинская научно-практическая конференция «Научно-методические подходы к преподаванию управленческих дисциплин в контексте требований рынка труда» (Днепропетровск, 11-12 апреля 2013г.)

VІ Всеукраинская научно-методическая конференция «Восточные славяне: история, язык, культура, перевод» (Днепродзержинск, 17-18 апреля 2013г.)

VIII Международная научно-практическая Интернет-конференция «Спецпроект: анализ научных исследований» (30–31 мая 2013г.)

Всеукраинская научно-практическая конференция «Актуальные проблемы преподавания иностранных языков для профессионального общения» (Днепропетровск, 7–8 июня 2013г.)

V Международная научно-практическая Интернет-конференция «Качество экономического развития: глобальные и локальные аспекты» (17–18 июня 2013г.)

IX Международная научно-практическая конференция «Наука в информационном пространстве» (10–11 октября 2013г.)

III Международная научно-практическая конференция молодых ученых и студентов «Стратегия экономического развития стран в условиях глобализации» 17-18 февраля 2012гТом 1

Родионова С.Д.

Управление социальной защиты населения Администрации города Ноябрьска Ямало-Ненецкого автономного округа, Российская Федерация

ЭКОНОМИЧЕСКОЕ НЕРАВЕНСТВО ТЕРРИТОРИЙ

Более десяти лет устойчивого роста повлияли на территориальное развитие России, несмотря на инерционность пространства. В России признан факт неравенства территорий в уровне экономической активности, темпах экономического роста, уровне доходов населения [1]. Более того, масштабы территориальной асимметрии в экономическом и социальном развитии страны, существенно превышающие аналогичные показатели в крупных государствах с федеративным устройством, могут тормозить ее общее развитие [4].

Процесс реформирования рыночных отношений в России затронул почти все сферы жизнедеятельности россиян (в том числе – северян). Каждая конкретная семья – это своеобразная живая клеточка общественного организма. Общие социально-экономические «болезни», которые переживает сообщество в целом, не может не сказываться на жизнедеятельности семей, составляющих это сообщество. Исследование субъектов Федерации не дает представления об истинных масштабах экономического неравенства территорий, причем степень неравенства занижается при этом в разы.

В региональной экономике и экономической географии накоплен немалый аналитический багаж, позволяющий лучше понимать и прогнозировать происходящие изменения. Сформировался рынок консалтинга, на котором идут нешуточные сражения за заказы по созданию стратегий и программ регионального развития. И это объясняется как минимум тремя причинами.

Первая причина – региональное развитие: узкий «коридор возможностей». Узость этого «коридора» определяется наличием многих проблем. В числе наиболее острых принято выделять сильное региональное неравенство и приводить впечатляющие цифры различий. Но если посчитать аккуратно, то по душевому ВРП, скорректированному на уровень цен, Тюменская область с автономными округами превосходит среднероссийский показатель в 4 раза, Москва – в 2 раза, еще десяток регионов имеют ВРП выше среднего. Суммарно в них проживает четверть населения страны.

Сравнивать себя с Евросоюзом бессмысленно: освоенность территорий совершенно иная, не говоря уже об уровне развития. Проблема не в самом неравенстве, а в его негативном влиянии на модернизацию условий и образа жизни населения. Социальную поддержку аутсайдеров обеспечивает федеральная помощь, а собственные возможности большинства других «срединных» регионов недостаточны для развития, а федеральных ресурсов на всех не хватит. Именно такие регионы нуждаются в улучшении институциональной среды, активизации местного сообщества и грамотной региональной политике. Слабостью этих важнейших факторов развития во многом объясняются трудности модернизации в стране.

Без повышения роли факторов – эффекта масштаба, человеческого капитала и модернизированных институтов – региональное развитие будет идти по накатанной колее, сохраняя сложившиеся диспропорции и не меняя экономический и социальный ландшафт страны. Страны вечно догоняющего развития.

Вторая причина – региональная наука: слабое аналитическое обеспечение процесса принятия решений. Исследования пространственного развития сталкиваются с целой группой проблем. Периферийность российских научных школ в мировой регионалистике и медленный переток новых идей. Возникла мода на всевозможные региональные индексы, хотя они методически уязвимы и не всегда имеют научное обоснование.

Неинтегрированность исследовательских структур и слабый обмен информацией является еще одной проблемой. Разнообразие подходов и методов является преимуществом, если налажен научный обмен результатами и возможны содержательные дискуссии, но в регионалистике нет ни одной широкой площадки для такого обмена и это о многом говорит.

Следующая проблема – барьеры между исследованиями и консалтингом. В исследованиях все еще мало четких и понятных властям рекомендаций, а в консалтинге, разросшемся благодаря рыночному спросу, аналитический компонент часто остается поверхностным из-за конвейерной системы и невысокого качества работ. В результате рождаются виртуальные стратегии и имиджи регионов и городов, в которых главное – сделать заказчику «красиво», а если это вступает в противоречие с реальной жизнью (тенденциями, ресурсами и барьерами регионального развития), то тем хуже для жизни. При этом органы государственного управления чаще привлекают именно консалтинговые структуры для разработки региональных социальных программ.

Следовательно, рост экономического неравенства регионов – не аномалия, а результат воздействия объективных факторов. Поэтому для смягчения социальных различий требуется совершенствование в первую очередь управленческого воздействия на общество и наращивание инвестиций в человеческий капитал. Адресат такого воздействия – люди, а не регионы. Иначе в результате власти будут принимать решения в меру своего понимания ситуации.

И последней причиной развития консалтинга является региональная политика – невнятные приоритеты. Региональная политика любой страны включает два вектора – выравнивающий и стимулирующий развитие. В России почти весь переходный период доминировал первый, поскольку на стимулирующие программы не было средств. С середины 2000-х г. на первый план выходит стимулирование пространственного развития. Казалось бы, стимулировать рост проще при централизации управления («вертикаль власти») и сверхконцентрации налоговых ресурсов на федеральном уровне. Однако неэффективность сверхконцентрации, делающей регионы пассивными исполнителями и усиливающей иждивенчество, стало понятной даже федеральным властям [3].

Сверхконцентрация управленческих и финансовых ресурсов опасна и для стимулирующей политики: когда ресурсов и власти у Центра много, а обратная связь с регионами и другими группами интересов слаба, повышается риск переоценки собственных возможностей или принятия ошибочных решений под давлением крупных лоббистов.

Оба вектора региональной политики институционально оформлены, созданы институты развития, расширился спектр используемых стимулирующих инструментов. Стимулирующие функции выполняет Федеральная адресная инвестиционная программа (5-6% перечислений) и федеральные целевые программы (по оценкам – 20-30%).

Главные трудности разработки и реализации региональных программ лежат не в инструментальной, а в концептуальной плоскости. Во-первых, это намерение Министерства регионального развития с помощью привлечения инвестиций обеспечить ускоренный рост слаборазвитых регионов. Опыт стран ЕС показывает, что стимулирование экономического развития отстающих регионов не дает ожидаемого эффекта, бизнес предпочитает инвестировать в территории, располагающие конкурентными преимуществами – эффектом масштаба (агломерации), меньшим экономическим расстоянием (выгодное местоположение), лучшими институтами, снижающими барьеры развития, человеческим капиталом более высокого уровня.

Отсутствие определенности в пространственных приоритетах развития. В этой роли сначала побывали экономически сильные регионы, их собирались назначить «локомотивами роста» по выбору федеральных властей с обязательством вытягивать присоединяемых к ним слабых соседей (2005 г.). Проведя укрупнение слаборазвитых автономных округов, что сопровождалось немалыми финансовыми и политическими издержками, от сомнительной идеи отказались.

Параллельно реанимировался приоритет советского прошлого – освоение восточных регионов с масштабными индустриальными и инфраструктурными проектами, но без учета ограничений по финансовым и человеческим ресурсам (первые версии Концепции долгосрочного развития). Стали приоритетными северные и восточные инфраструктурные проекты, вновь был объявлен стратегически важным Северный морской путь, хотя население и экономика Крайнего Севера по сравнению с советскими временами сократились в разы [2].

Управленческое воздействие на общество в вопросах развития регионов должно быть нацелено на максимальное использование конкурентных преимуществ регионов, координацию территориальных стратегий государства со стратегиями бизнеса, смягчение провалов рынка с помощью эффективного перераспределения. Но это возможно только при кардинальной модернизации институтов и росте человеческого капитала, в том числе в органах государственного управления.

Список использованных источников:

1. Гранберг А.Г. Основы региональной экономики: учебник для вузов / А.Г. Гранберг. – М.: ГУ ВШЭ, 2000. – 495 с.

2. Григорьев Л. Сцилла и Харибда региональной политики / Л. Григорьев, Н. Зубаревич, Ю. Урожаева // Вопросы экономики. – 2008. – № 2.

3. Михеева Н.Н. Региональные пропорции экономического роста в России / Н.Н. Михеева // Регион: экономика и социология. – 2008. – № 2. – С. 225–243.

4. Проект Сирена: методы измерения и оценки региональной ассиметрии / под ред. С.А. Суспицина. – Новосибирск: Изд-во ИЭОПП СО РАН, 2002. – 248 с.